31 октября 2018, 17:11

Сегодня, 31 октября, губернатор Челябинской области Борис Дубровский провел пресс-конференцию по итогам работы за четыре года. Общение с представителями средств массовой информации состоялось на Челябинском трубопрокатном заводе в цехе Высота 239. В мероприятии приняли участие около 100 представителей федеральных, окружных, региональных и муниципальных СМИ. СТЕНОГРАММА.  

Вступительное слово:
Добрый день, уважаемые друзья, коллеги! Как уже было сказано, сегодня у нас регулярная встреча, подведение итогов текущего периода. Сегодня местом встречи мы выбрали производственную площадку ЧТПЗ, Высота 239. Я считаю это очень важным, символичным то, что мы здесь встречаемся. Кстати, этот проект известен во всем мире. Мы часто говорим о японских технологиях, так вот наши коллеги, металлурги из Японии, здесь были много раз и изучали опыт организации работы этого объекта. Мы им гордимся, считаем, что именно за такими проектами будущее. важно эту мысль сегодня развивать в нашем разговоре. Я, конечно, благодарю руководство предприятия за гостеприимство и организацию нашей встречи.
Традиционно начну с оглашения  основных показателей социально-экономического развития Челябинской области за 9 месяцев. Индекс промпроизводства – 100,5%, плюсуем полпроцента,  инвестиции в основной капитал – 106 млрд рублей за этот период, 135% по сравнению с прошлым годом, ввод в действие жилых домов – 845 тысяч квадратных метров – плюс 1,2% к прошлому году.
Консолидированный бюджет за 9 месяцев: поступления 124 млрд рублей, плюсом 115%, областной бюджет  – 98 млрд, с ростом 16%. Сегодня уже 31 октября, поступления в областной бюджет плюсом 19-20% за 10 месяцев и составят 115 млрд рублей. В прошлом году за этот же период было 98 млрд рублей. В основном это налог на прибыль, НДФЛ традиционно тоже плюсует, налог на прибыль дает очень серьезные плюсы в этом периоде. Среднемесячные денежные доходы населения  – 23 тыс. рублей, 103% к прошлому периоду. Заработная плата выросла на 9%,  номинальная 34200 рублей, реальная заработная плата плюсом 6,6%. Розничная торговля плюсом 4,5%, объем платных услуг населению около 4%. Экспорт – 3 млрд 465 млн долларов, плюсом 110%. Импорт – 1 млрд 887 млн, плюсом 115%. Минус у нас: металлургическое производство, это настораживает, 99% по сравнению с прошлым годом и  по обороту продукции сельского хозяйства тоже минус. Но здесь понятное объяснение – это урожай этого года, погодные условия.
Коллеги, когда я вижу такие цифры, – 99% металлурги, те, кто формирует нам основные поступления в бюджет, те, кто является драйвером развития области в периоде, нашим базисным технологическим партнером, хочется понять, где мы находимся и причины этих процессов. Причины понятны, я не буду в них углубляться, в том числе и введение заградительных пошлин в США, введение таких же тенденций в Европе относительно нашей металлургической продукции. Но все же мы с вами проживали подобные ситуации и в 2015, 2016 годах. Если вы помните, тогда мы видели серьезное снижение индекса промпроизводства. Поэтому важны тренды.  
Я попросил коллег посмотреть, что у нас происходит с индексом промпроизводства за последние 4 года, в периоде с 2014 по 2017 годы. 2018 год в этом анализе не участвует. Несмотря на сложные периоды 2014-2016 годов, индекс промышленного производства вырос на 5,8%. Мы это должны понимать и чувствовать. Объем сельхозпродукции вырос с 97 млрд в 2014 году до 126 млрд в 2017 году. Как я уже сказал, к сожалению, в этом периоде он снижается. Итоги покажет год. Средняя заработная плата с 27,6 тыс. рублей в 2014 году выросла до 34,8 тыс. рублей в 2018 году. Уровень безработицы сократился  с 1,47 % до 1,1 % в текущем периоде. Продолжительность жизни выросла с 69,7 лет до 70,5 лет.
Коллеги постарались, цифры интересные. Доля граждан, получающих государственные и муниципальные услуги, в электронной форме выросла с 32% до 61%. В 4,5 раза увеличилось финансирование учреждений культуры, с 48 млн до 218 млн. рублей Как итог, доля зданий культуры, находящихся в удовлетворительном состоянии увеличилась до 75%. В 2017 году нам удалось подключить к интернету все библиотеки области. Ну и доля населения области, систематически занимающаяся физической культурой и спортом, выросла с 23% до 35%, а молодежь, учащиеся и студенты – с 52% до 76%. Для меня все время остаётся загадкой, как мы считаем эти цифры. Наш министр спорта считает, что цифры объективные, поэтому принимайте их так же, как и я. Доказательство этому – количество медалей, завоеванных южноуральскими спортсменами на всероссийских и международных соревнованиях: в 2018 году – 1450 медалей, а в 2014 году – 1240 медалей.
Вот, коллеги, такие цифры и такие тренды. Мы можем видеть текущие колебания во всех этих процессах, но можем сделать неверные выводы. Тренды – это то, что нам все таки удается преодолевать все сложности и поступательно двигаться вперед.
Вернусь к текущей ситуации. Завершена уборочная кампания. Результаты, как я уже сказал, ниже прошлого года. В прошлом году мы добились рекордного урожая – 2 млн 300 тысяч тонн. В этом году 1 млн 900 тысяч тонн. Тоже достаточно достойный результат. Мы сейчас смотрим статистику – наш результат лучший по УрФО.
Важно отметить, что область планово вошла в отопительный сезон. Потрясений, которые мы испытывали в прошлых годах, если вы помните, в прошлом году Троицк лидировал в этой повестке, в этом году нет. Мы практически закончили сезонные дорожные работы на региональных и муниципальных дорогах. Большой объем работ в этом году проводили именно в Челябинске. В 2019-2020 годах также будем сосредоточены в Челябинске и Челябинской агломерации. Здесь сосредоточим максимальные усилия. При этом для того, чтобы не потерять плановые работы во всех остальных территориях области, мы формируем бюджет таким образом, чтобы не упустить эту работу в других территориях. Мы имеем достаточно серьезную цифру на 2019 год, сейчас бюджет проходит первое согласование в Законодательном собрании области. Мы сейчас уточняем в том числе и федеральные ресурсы. Уверен, что в 2019 году мы покажем максимальные эффект, в том числе потому что сформированы технологические компетенции в этом виде работ.
1 сентября в области планово начался новый учебный год. Мы ко Дню знаний открыли 2 школы. В Челябинске на 1100 мест и в Магнитогорске на 820 мест. В ближайшее время откроем школу на 500 мест в Сосновском районе. Ну и к Новому году ставим задачу открыть в Нязепетровске старейшую школу №1 после глобальной реконструкции. Это решение мы приняли и двигаемся к нему. Начали строительство еще 5 школ. Три школы в Челябинске, они будут запускаться  в разные периоды в 2019-2020 годах. Три школы в Челябинске на 3,5 тысячи мест, одна в Магнитогорске и еще одна в Чебаркульском районе.
Коллеги, не могу обойти этот вопрос. В активной фазе находится подготовка Челябинска к проведению саммитов ШОС и БРИКС. Строится аэропорт. Разворачивает свою деятельность подрядчик, который выбран на реконструкцию аэродрома. С середины ноября уже приступят к практической работе. Сейчас разворачивается строительный городок, готовится техника, занимаются заключением контракта с нашими поставщиками ресурсов, которые работают в области. Эту работу мы проверили буквально неделю назад. Есть полное ощущение, что мы работаем в тех сроках, которых нам необходимо придерживаться, чтобы в 2020 году наш аэропорт мог принять все 30 делегаций и гостей. Ведется строительство конгресс-холла «Таганай». В плане завершить строительство в конце 2019 года. Мы уже предполагаем, что в 2019 году ряд мероприятий мы будем принимать в этом здании. Нами ведутся подготовительные работы на строительных площадках конгресс-холла. Напоминаю, что архитектурный облик  этого объекта выбрали граждане Челябинска, заинтересованные люди, в рамках международного архитектурного конкурса. Когда этот объект был выбран, я считал, что реализовать его будет достаточно сложно. Уж очень он креативный, на мой взгляд. Сейчас мы понимаем, когда он разложен до проектной документации, что он будет реализован,  к 2020 году мы его сдадим. Надеемся, что там будут проходить торжественные мероприятия ШОСа и БРИКСа. Важно сказать, что согласованы все планировочные решения для объектов по размещению делегаций, и мы переходим, где-то к фазе проектирования, ну а в большей степени к фазе строительства объектов  в соответствии с теми стандартами, которые нам закладывают  по этому вопросу. Начато строительство общежития ЮУрГУ. Мы предполагаем, что это новое общежитие также будет принимать гостей. Вот пример инвестиции, которая работает в режиме наследия. Есть потребность в нем, оно будет работать в дальнейшем.
У нас есть плановая, конкретная задача, которую мы перед собой всегда ставим, когда обсуждаем ситуацию в Челябинске и области – это улучшение экологической ситуации. Сформирован комплекс мероприятий. Именно в рамках этого комплекса остановлена работа челябинской областной свалки, решение было принято еще 30 лет назад. И все эти 30 лет об этом много говорили. И нам практически 2 месяца назад удалось это сделать. Это было непременным условием. Для того, чтобы это свалка была принята как объект рекультивации, чтобы мы начали процедуру выбора единственного поставщика услуг по рекультивации, который будет делать проектирование и собственно рекультивацию. Выделена строчка в федеральном и региональном  бюджетах для того, чтобы мы эту проблему в итоге поступательно решили. Я говорю о свалке, потому что она является источником выбросов в атмосферу.  Наша задача к 2020 году это прекратить, чтобы улучшить качество атмосферного воздуха в Челябинске. В этой же связи мы занимаемся совместным проектом с «Новатеком» по переводу общественного и коммунального транспорта на газомоторное топливо. Также понимаем, что это положительно скажется на качестве воздуха. Это масштабный проект. Он и внешне должен улучшить эстетическое состояние общественного транспорта на наших дорогах.  И конечно, вовлекаем в эти процессы крупные компании. Это и ЧМК, ЧЭМК, и Цинковый завод, и ЧТЗ. Координация этой деятельности будет проходить в алгоритме системы квотирования. Так это и определено 204-м стратегическим Майским Указом Президента РФ. Поэтому мы и приняли решение, что сегодня нашу встречу будем проводить  именно здесь, на площадке ЧТПЗ. Нам повезло, мы видим здесь белый снег.  Я очень много и долго работал с ЧТПЗ по понятным вам причинам. Здесь был много раз, в те периоды, когда он был другим. Я помню, что здесь было. Просто правильная расстановка приоритетов в этой компании, на которой сейчас сориентированы и все остальные наши предприятия, позволило добиться этого результата. Люди поняли, что стратегия должна увязывать развитие промышленной площадки с человеком. Нет будущего у компаний, которые этого не поймут. Металлургическая промышленность Челябинской области очень конкурентна, потому что уже все начинают понимать, что это не какое-то абстрактное требование, это часть стратегии – учитывать интересы человека: его творческое развитие, улучшение качества его жизни, в которое, кстати, входит качество его рабочего места. Это результат, меня он вдохновляет, это мы тоже можем увидеть в Магнитогорске, на ММК. Это мы можем увидеть в Челябинске на цинковом заводе, который применяет наилучшие доступные технологии. Я уверен, что шаг за шагом мы это увидим и на Мечеле, и на ЧЭМК. По крайней мере, руководители предприятий, находясь в диалоге, выстраивая свою стратегию, берут пример с лучших практик. Поэтому я посчитал важным здесь встречаться, потому что мы здесь видим элементы будущего на практике. Готов ответить на ваши вопросы.

Вопросы:
 

Александр Наумов, ГТРК «Южный Урал»: Борис Александрович, вопрос про деньги. Как вы оцениваете показатели Челябинской области. Нам удалось избавиться от коммерческих кредитов. Какие основные направления Вы видите для перераспределения бюджетных средств?

Борис Дубровский: Денег никогда не бывает много. Мы понимаем, что мы находимся в устойчивом финансовом положении. Но те задачи, которые стоят по подготовке к саммитам ШОС и БРИКС, по развитию Челябинской области, требуют гораздо бОльших ресурсов. Мы встраиваемся во все программы стратегического Указа Президента РФ № 204. Там предусмотрено софинансирование. Мы понимаем, что наполняемость бюджета позволяет нам во всех программах участвовать. Мы будем получать федеральную поддержку и реализовывать те задачи, которые ставит перед нами Президент РФ. Для этого нужны финансовые ресурсы. Они у нас есть. Хорошо, что нам удалось избавиться от коммерческих кредитов. Если вспомнить, то в 2014 году обслуживание коммерческих кредитов обходилось казне в 1,8 млрд рублей. Я всегда боюсь такие вещи говорить, но все же скажу честно. У нас есть деньги на остатках, мы теперь зарабатываем на депозитах. Все эти ресурсы направим на развитие области. Это то, что касается «бюджета развития». Что касается реализации социальных программ, то бюджет области был и остается социальным. Все социальные расходы предусмотрены с ростом выше инфляционного. Мы устойчивы, но это не повод останавливаться в развитии и считать, что мы всего достигли. Я думаю, мы закончим год с поступлениями в 200 миллиардов рублей в бюджет. Есть регионы, у которых бюджетная обеспеченность выше. Для меня лично и для моей команды – это мотивация. Мы над этим работаем.

Анастасия Плотникова, ОТВ: Пик мусорного кризиса пройден. Но нам анонсировали в январе 2019 года рост тарифов на вывоз ТБО. Насколько вырастет тариф? Будут ли льготы для малообеспеченных слоев населения? Какой вывод Вы сделали после этого так называемого  мусорного коллапса в Челябинске?

Борис Дубровский: По-человечески скажу: я, к сожалению, разочаровался в человеческих качествах, потому мы рассчитали все выпадающие доходы организаций по вывозу ТБО и их компенсировали. Я считал, что работа будет продолжена, потому что они уважают тех людей, услуги которым они весь этот период оказывали. К сожалению, это не так. Это единственный вывод, который я могу донести до вас. Мы закрыли свалку и начали вывозить мусор на полигон, который имеет все разрешительные документы. Нам необходимо такие полигоны развивать, чтобы иметь перспективы на многие десятилетия организовывать эту работу, поступательно двигаясь к раздельному сбору мусора. Мы точно должны извлекать все вторсырьё. Что касается тарифа. У нас есть один тариф, который принят сейчас в магнитогорском кластере. Он составляет порядка 77 рублей на человека. Заявка на тариф для Челябинска подготовлена, но пока тариф не утвержден. Вся страна должна перейти на новую систему обращения с ТБО с 1 января 2019 года. У нас таких кластеров 5, один из них Челябинский, для которого ведется расчет тарифа. Думаю, что тариф будет близок к магнитогорскому. Что касается поддержки населения: когда мы увидим тарифы, будет применена существующая практика. Это будет коммунальная услуга, которая будет в установленном порядке компенсироваться населению.

Ирина Поволоцкая, ИА «Уралпрессинформ»: В 2014 году Вам удалось не допустить уничтожение курорта Кисегач. Тогда Вы не дали застроить его многоэтажными домами.

Борис Дубровский: Нам удалось

Ирина Поволоцкая, ИА «Уралпрессинформ»: Тогда Вы поручили его развивать с учетом уникальности территории и интересов бизнеса. Но на сегодняшний день идет деградация курортной зоны, потому что есть большие проблемы с очистными сооружениями и с коммунальной инфраструктурой. По очистным сооружениям Вы тоже поручение давали. Но дело в том, что очистные сооружения обслуживает частная компания «Евродвор». Что там будет, по Вашему мнению, удастся возобновить славу Кисегача? И еще один вопрос –  как исполнено Ваше поручение по снижению воздействия сточных вод Карабаша на Аргазинское водохранилище?

Борис Дубровский: Что касается снижения влияния отвалов Карабаша на питьевой водоем Челябинска, Аргазинское водохранилище, в текущем моменте ничего лучше не стало, но в 2020 году точно станет, потому что принято решение – река Сак-Элга будет двигаться по иному руслу, который сейчас идет по бывшим отвалам Карабашского медеплавильного комбината. Вот именно это была причина того, что река вымывала тяжелые металлы. Была задача, чтобы река двигалась по иному руслу. Сейчас эта задача решена. Построен обводной канал, который отсечет поступление стоков в Аргази. В 2019 году закончим работу. Это региональная история, там только областные деньги в объеме 200 миллионов рублей.
Нет такой динамики по курорту Кисегач. Постоянно мы находимся в диалоге: или развивать проект частных очистных сооружений, или передать на обслуживание муниципальной организации. Мы затянули эту работу. Вы правильно сказали, что основная проблема – проблема с очистными, есть необходимость окончательно принять решение и начать инвестиции в очистные сооружения. Оценки разные. Думаю, что это нам обойдется в миллиард рублей, чтобы решить вопрос качественно. Рассматривается вариант государственно-частного партнерства. То, что в свое время, вы, Ирина, обратили внимание, что нельзя допустить хаотичную застройку, это было правильно, сейчас у нас есть план развития, который предусматривает всю возможную нагрузку на курортную зону. Мы должны возродить это уникальное природное место. Комплексное развитие территории требует частных инвестиций. Проводятся переговоры с инвесторами. Итоги мы сможем увидеть в проектах 2019 года. Я держу вопрос на контроле, регулярно провожу выездные совещания. Чаще, чем раз в год, не получается. Меня также не удовлетворяет динамика изменений. Но масштаб вопросов, которые надо решить, именно таков – очень большой!

Айвар Валеев, газета «За возрождение Урала»: Я помню начало 2014 года, когда Ваше появление во главе области прекратило все вопросы относительно проведения автотрассы через Челябинский городской бор. Также Вами была предложена инициатива, чтобы наш бор увеличил площадь на 60 гектаров. Депутаты Заксобрания должны были законодательно оформить это решение. Однако прошло уже 14 месяцев и тишина. В чем проблема?

Борис Дубровский:  Нет проблемы. Есть другое мнение, что отсутствие дороги может привести к ухудшению транспортной доступности территории. Есть другое мнение, которое сейчас активно обсуждается. Все. Другой проблемы нет. Я настаиваю на том, что бор должен оставаться бором, и мы должны принять решение, как развивать эту территорию другим способом. Наверное, более дорогим. Вот вся история.

Айвар Валеев:  Борис Александрович, я имею в виду информацию о том, что площадь нашего городского бора должна увеличиться на 60 га. Эта инициатива была Вами озвучена в августе 2017 года.

Борис Дубровский: Вы говорите о том, что дорога не должна расширяться или об увеличении?

Айвар Валеев: Нет-нет, я просто вспомнил эту историю с дорогой, чтобы понять логику. То есть вопрос с дорогой вы закрыли, а дальше Вы говорите о том, что бор должен развиваться, в том числе и территория увеличиваться. Ваша инициатива была, и мы с большим воодушевлением отнеслись, насколько я понимаю, депутаты ЗСО (это их компетенция)…

Борис Дубровский: Территорию не готовы расширять. Я об этом же и сказал. Территорию не готовы расширять, не хочу сейчас говорить почему, там есть конкретные интересы, на которые мы наступаем в связи с этой инициативой. Мы сейчас находимся в диалоге, думаю, договоримся и найдем компромисс.

Александр Чирков, ТАСС:  Борис Александрович, правильно ли я услышал, что Вы сказали, что начнется реконструкция аэродрома, если правильно, то кто подрядчик и сколько денег будет вложено?

Борис Дубровский: Правильно. Есть два объекта: аэропорт и аэродром. Аэропорт уже строится, а аэродром – это федеральное имущество, на него выделяются федеральные деньги. Если не ошибаюсь, то около 5 млрд рублей на все развитие аэродрома. Подрядчик выбран. Его название ничего Вам  не скажет, он специализируется на этих работах по всей стране, он выбран в качестве единственного поставщика решением Президента РФ, потому что другого способа, в связи с ограниченными сроками, у нас нет. Он сейчас разворачивает свой городок на территории строительства, перевозит технику, заключает контракты на поставку сырья. А аэропорт строится частным инвестором. Там тоже 3 с лишним млрд рублей – это компания «Новапорт». Будет терминал внутренних воздушных линий, будет три телетрапа. Один из них сдвоенный, который дает возможность вставать четырем самолетам. Эта работа сейчас делается. А напротив сейчас зеленое поле, там и будет аэродромный комплекс, на котором надо разместить 30 самолетов, из них 20 широкофюзеляжных. Сейчас наш аэродром этого сделать не может. Вот эта задача будет решаться.
Вы зря задали этот вопрос, я сейчас буду долго рассказывать. Не удержусь. Принято решение о том, что мы получи статус третьей категории ИКАО – это слепая посадка, такая система сейчас есть только в «Пулково» и в «Шереметьево», по-моему. «Кольцово» такой системы не имеет, то есть это, в принципе, автопилот посадки. Для нас важно. Я часто летаю. Раза четыре землю видел из иллюминатора, когда до нее оставалось 100 метров. Искусство летчика здесь ключевое значение имеет. Эта система позволяет минимизировать  риски и в плохие погодные условия принимать борт в автопилоте. Третья категория ИКАО – это серьезное решение, дорогое, но мы его получаем.

Андрей Фролов, Бизнес ФМ: Добрый день, Борис Александрович, снова хочу спросить о деньгах, хотя каждый вопрос практически о деньгах. В августе прошлого года помощник президента Белоусов предложил изъять сверхдоходы у металлургов, потом все это превратилось в некие инвестиционные проекты, в том числе на «Мечеле». Есть у вас планы, чтобы наши промышленные гиганты активнее участвовали в подготовке к саммитам ШОС и БРИКС? Иожет быть, такую схему применить, как Белоусов это сделал? И вообще, хотелось бы понять, на чьи деньги будут построены все объекты? Вы рассказали только об одном инвесторе – «Новапорт». Есть ли еще инвесторы, которые готовы вложиться в подготовку Челябинска к проведению саммитов?
 

Борис Дубровский: Инвесторы… «Таганай» строит  инвестор – это его коммерческий проект, он строит его для своих целей, после саммитов он будет его использовать как торгово-развлекательный центр. Это инвестор второй после «Новапорnа». Загибаем пальцы. Но строит он его согласно требованиям проведения саммитов ШОС и БРИКС. Три поселка, которые будут принимать руководителей делегаций: 8 один, 8 другой и 7 третий. Два из них – только инвесторы, разные. Один – наша компания, дочерняя компания  Челябинской области, но она тоже является коммерческой организацией, мы даем ей кредитное обеспечение. Все гостиничные комплексы, которые строятся, только за счет инвесторов. Как мы взаимодействуем с инвесторами? Мы компенсируем часть затрат на создание президентских номеров. Вот понесут они затраты, мы приняли решение часть затрат компенсировать. Для них это вещи избыточные, нам это надо, коллегам, наверное, не надо особо, мы понимаем это. Тем не менее, инвестиции все частные. Наша часть – дороги, инфраструктура и общественно-деловой центр. Сейчас проект проходит экспертизу. Когда будет понятна окончательная стоимость этого проекта, мы приступим к активной фазе взаимодействия с инвесторами, они у нас в списке есть. Пока об этом говорить рано. Конкретных предложений мы сделать не можем, потому что не имеем пока окончательной стоимости. Только местные компании у нас и работают, какие не местные? Кроме генподрядчика на аэродром и аэропорт, все местные компании. Аэропорт по конкурсу выбрал турецкую компанию, с которой взаимодействуют по всей стране, аэродром выбран федеральным заказчикам. Все остальные стройки у нас ведут местные компании. Кстати, федеральные и турецкие подрядчики все материалы покупают у нас, здесь (и бетон, и иные материалы). Та же самая турецкая компания зарегистрировала здесь свое присутствие, зарплату платит здесь, НДФЛ мы получаем в свою казну, видим эти поступления в челябинский и региональный бюджет. Это не добрая воля, это правило, по которому все работают. Это логично. Они же все занимаются бизнесом, и никто сюда с Луны щебень не привезет, у нас есть все, чтобы предложить конкурентное предложение, они деньги считают, я уверен, что они все здесь приобретают, и мы выиграем в этой конкурентной борьбе со всеми другими поставщиками.

Алексей Казанцев, «Златоустовский рабочий»:  Борис Александрович, здравствуйте. Недавно один из исполняющих обязанности руководителя регионов, который недалеко от Челябинской области находится, распекая подчиненных, сказал такую фразу: мол, мне за вас еще Президенту отчитываться за вашу работу. Хотел спросить: для вас важнее отчитаться за работу перед Президентом или перед населением? Это первый вопрос, а второй – про «Реальные дела» еще не слова не сказали. Продолжится ли эта программа в следующем году? В Златоусте набережную городского пруда хотят сделать, можно ли рассчитываться на участие области?

Борис Дубровский: Вопрос поставлен интересно: что для меня важнее – отчитаться перед Президентом или отчитаться перед населением? Важнее, чтобы было за что отчитаться. Вы заставили меня задуматься. Формат отчета перед президентом всегда волнителен очень, и это понятно. Во-первых, потому что Президент, вообще-то, выбран народом, он гарант Конституции, руководитель нашей страны. Как мы отчитываемся перед руководителем? Мы готовимся к этому. Важное это событие? Очень важное. Теперь – перед людьми важно отчитаться или не важно? Как не важно-то?! Меня избрал один миллион человек практически. Я очень уважительно отношусь к этим людям, и мне понятно, что, если не будет поддержки населения, не у меня, у нас вообще ничего не получится.
Может, я не очень точно выражаю мысль, но я и вчера об этом говорил, когда с архитекторами общались, что важно, чтобы все понимали, куда мы двигаемся, потому что это потребует изменений. Если у людей не будет понимания, какие изменения нас ждут и зачем мы это делаем и что мы получим, у нас ничего не получится, и мы будем без конца находиться в полемике: строить – не строить,  двигаться – не двигаться.
Поэтому, когда мы о чем-то говорим, важно потом показать результат, чтобы не вводить людей в заблуждение, что мы обещали это сделать и мы это сделали. Вот это, наверное, мой отчет. Волнителен он? Всегда! Потому что, к сожалению, практика жизни такова, что нам не удается в чистом виде добиться тех результатов, которые мы часто перед собой ставим.  Потому что мы ставим перед собой гигантские цели, верим в то, что достигнем, а практика немного другая.  
Вот мне задали сейчас вопрос о том, как мы будем курорт Кисегач развивать, мне казалось, что я очень быстро наведу порядок там. Приду, команды дам, как навалимся, и все у нас там расцветет все, и пальмы, и красота –  курорт! Когда стал погружаться в процесс, понял, что все гораздо сложнее, и до сих пор мы находимся в этом процесс. Не потому что я не хочу это сделать, а потому что мы расставляем приоритеты, ищем партнеров. Мы по-хорошему чаще всего можем создать только условия. Мы должны видеть партнера, который реализует проект. Мы зачастую отчитываемся перед людьми в том числе и за то, насколько правильно мы того или иного партнера выбрали. И  мы несем ответственность за это. Поэтому мне всегда бывает очень волнительно: правильно ли мы выбрали партнеров на любую тему, которая касается нашего партнерства в развитии промышленности, экологических вопросов, подготовки к ШОСу.
Практика отчетов очень нужна, чтобы хотя бы быть сдержанным, когда даешь обещания. Что касается волнений, они для меня одинаковы, когда я сижу напротив Президента и отчитываюсь перед ним, когда я сижу перед людьми, которые задают всякие вопросы, в том числе очень непростые, чаще всего на которые сложнее ответить, в мелочах же вся история. Мы говорим о трендах, и тренды руководитель чаще держит в голове.
К примеру, как у нас увеличилась продолжительность жизни, как мы развиваем медицину, какой мы чудесный перинатальный центр открыли, какую поликлинику сделали в Челябинске. А он поднимаем руку и говорит: а у меня в деревне Кукуево уехал последний фельдшер, и все, что до этого говорил, для него, в общем-то, неправда. Потому что из его деревни уехал фельдшер, и он по-своему прав. Значит, мы не дотянулись до него. Я всегда с большим волнением отношусь к этим встречам, они всегда важны, потому что они зачастую дают некий тренд и дают, по крайней мере, трезвую оценку того, где мы действительно находимся. Это позволяет нам от трендов перейти к практике жизни. Потому что там, в деревне Кукуево, тоже живут наши люди, которые должны быть обеспечены социальными стандартами, и нам надо туда дотянуться. И, имея такие явные, очевидные вещи, результаты, но, если там не будет фельдшера, значит, мы все еще работаем на «тройку», что, наверное, по факту, так и есть.
Поэтому, как любой человек, который получает оценку,  мы можем вспомнить, как мы сдавали экзамены, я лично всегда волновался, потому что дают оценку, хочется, чтобы она была объективная, хочется получить качественную, положительную, но она будет такая, как будет.  И поэтому я очень сильно волнуюсь всегда на этих встречах, в том числе и на встречах с вами. Вы удовлетворены ответом?

Дмитрий Федечкин: Борис Александрович, там вторая часть вопроса по «Реальным делам».

Борис Дубровский: «Реальные дела» – это хороший вопрос. Мы будем продолжать этот проект, практика хорошая. У нас все в программах, в регламентах, в трендах, о чем я сказал уже. А есть тонкие настройки, которые невозможно сверху администрировать. Эти тонкие настройки и есть «Реальные дела». Мы выделяем деньги в территории, вовлекаем людей в обсуждение того, что надо сделать и получаем результат. Надеюсь, он отвечает тому, чего люди ждут. Важно, что вовлеченность здесь работает точно. Люди принимают решение не только о строительстве перинатального центра, но и какого-то небольшого ФОКа. У них появляется эта возможность. Поэтому практика «Реальных дел» очень хорошая. Она, без сомнения, будет продолжаться. Для этого нужны ресурсы. Они у нас есть.

Юлия Мызникова, «Миасский рабочий»: Миасс – город с богатыми футбольными традициями. И благодаря вашей поддержке эти традиции продолжают развиваться. У нас построили футбольное поле с искусственным покрытием, отремонтировали стадион. Но есть определенная проблема. Трибуны всегда полные, когда играет наша футбольная команда  «Торпедо». Не случайно болельщики, фанаты поддержали ваше решение об участии в выборах губернатора, о чем Вы, наверное, слышали. Автозавод «Урал» всегда поддерживал наш футбольный клуб. Сейчас ситуация изменилась. Футболисты ищут спонсоров. Их поддерживает администрация Миасса. Руководство завода готово поддерживать футбольный клуб, но решение за управляющей компанией «Группа ГАЗ». Могли бы Вы посодействовать в решении этого вопроса?

Борис Дубровский: Вы сейчас вопрос задали, я буду этим заниматься. Даже знаю когда. Мы договорились с руководством «Группы ГАЗ» в Ташкенте, когда они тоже выставлялись на форуме межрегионального сотрудничества. Мы начали обсуждать вопросы взаимодействия. Я предложил им встретиться в Миассе, на предприятии, которое входит в группу. Сейчас определяем формат встречи. Я сейчас вам могу пообещать, что этот вопрос мы им зададим. Но, тем не менее, сейчас надо заниматься не только тем, что сосредоточиться на спонсорстве Группы «ГАЗ». Нужно смотреть на собственные возможности. В Миассе достаточно много успешных предприятий. Предлагаю Вам через газету сосредоточиться, раз Вы так любите футбол, на этом. Я надеюсь, что все-таки футбольный стадион не будет пустовать. Вы очень красиво сказали, что трибуны всегда полные. К сожалению, когда я был у вас последний раз, я этого не увидел. Хочется, чтобы все наши инвестиции в эти объекты работали. Чтобы не только трибуны были полными, но и поле. Это все должно работать круглогодично и на постоянной основе. Миасс действительно спортивный город. Надеюсь, что у него есть текущая логика развития. Мы ее видим через то, что получим статус ТОСЭР. Если у нас это получится сделать, мы получим мощный рывок. Это будет наш 5-ый ТОСЭР в области и, наверно, самый перспективный, потому что именно в этой территории он может появиться не потому, что там сложности есть или это закрытая территория, которая имеет особенности. А это территория, которая имеет потенциал, и ТОСЭР позволит ему максимально раскрыться, быстро, понятно. Мы сейчас над этим работаем. Заявка рассматривается. Очень хочется верить, что нас поддержат.

Екатерина Титоренко, газета «Вперед» город Троицк: Если представить на одно мгновение, что Ваша жизнь кардинально изменилась бы, Вы стали главным редактором районной газеты. Какие три главных правила Вы для себя определили бы в работе?

Борис Дубровский: Честно, объективно и оперативно. Я сделал бы звонок другу. Я бы посмотрел на экономику. В силу своей практики. Но вообще-то я не собираюсь становиться главным редактором газеты.

Сергей Леонов, «Ура.ру»: Последние пару лет замечаем в СМИ, блогах, что компания Вашего сына выигрывает много тендеров у бюджетных организаций. Могли бы Вы прокомментировать, за счет чего так получается? И второй вопрос: районные советы депутатов в свое время вводились для того, чтобы быть ближе к людям, но у них не появились полномочия, нет денег, и есть мнения, что проще вернуться к простым выборам в городскую думу. Ваше мнение?

Борис Дубровский: Что касается районных депутатов, я не считаю, что это порочная практика. Давайте в ней поработаем. В 2019 году состоятся выборы депутатов районной, а потом городской думы Челябинска, и эта практика будет продолжена.  Поэтому следующий пятилетний период после этих выборов мы будем находиться в этой парадигме. И мы увидим, ближе эти депутаты к народу или нет. Выборный процесс это покажет. Те, кто не смог оказаться ближе к народу, они и не смогут избраться.
Что касается первой части вопроса – бизнес моего сына, точнее, бизнес, который принадлежал мне. Вы, наверно, об этом хотели меня спросить? Понимаете, в чем проблема, я не родился губернатором. Я жил в этой стране долгие годы. Проходил все стадии развития личности. И все стадии экономического формата, которые в этой стране были. В свое время, когда мы перешли к этому формату, кода появилась частная собственность, я начал заниматься активной экономической деятельностью. Я не знал, что я стану губернатором. Я не думал, что это будет проблемой, за которую я буду все время отвечать, собираясь с вами, оправдываться каждый раз по этому поводу.  Я сейчас создаю условия для того, чтобы  эта моя предпринимательская жилка давала практические результаты. В свое время я этим занимался лично и изнутри знаю, насколько это сложно. Из ста проектов работает один. И вот было что-то создано, но это сильно преувеличенно в ваших выводах. К моменту, когда я стал и.о. губернатора, я все это показал в тех декларациях, которые я заполняю регулярно. Я это сделал, чтобы не вводить в заблуждение людей, с которыми я работаю. Это не является моей проблемой, это моя история.
Что касается того, что они там выигрывают. Если они выигрывают, значит, они делают хорошее коммерческое предложение.  Все, что касается оценок результатов этой деятельности, они также все известны и прозрачны, потому что есть отчетность в налоговых. С 2015 года я нахожусь в размышлении о том, должен ли я жалеть о том периоде моей коммерческой активности. Насколько это сейчас мне мешает: эмоционально – да, с точки зрения практики работы, – точно нет, с точки зрения понимания, как работает бизнес, – точно нет, то, что от нас ждет малый и средний бизнес, – точно нет. И тот багаж, который я имею, создан потому, что я сам в свое время пытался это делать. И никто мне не помогал. У нас даже знаний не было тех, которые сейчас легко получить. Я там денег не заработал. Я заработал деньги, являясь топ-менеджером. Благодаря всему, я имею такой багаж знаний, который сейчас мне очень полезен. Я понимаю, о чем люди думают, что им надо,  в чем их проблема, что нужно создать для того, чтобы они работали. Я привык к этим вопросам и знаю, зачем вы их задаете. Наверно, чтобы смутить и вызвать эмоции. Когда тысячу раз одно и то же спрашивают, это уже не вызывает никаких эмоций. Только огорчение. Такое же, как поведение тех компаний, которые отказались вывозить мусор...

Екатерина Грибанова, радио «Южный Урал»: Вы, говоря о юбилее области, говорили о том, что семьи, в которых в юбилейный год появятся дети, получат дополнительную поддержку. Уже известно, что это будет?

Борис Дубровский: Мы взяли практику подарков новорожденным. Мы эти деньги закладываем в бюджет. Либо это будет денежная поддержка, либо будем новорожденным делать подарки. Конечно, мы реально должны поддержать такие семьи хотя бы потому, что сейчас демографический спад в стране. Каждый ребенок для нас был и будет ценным, особенно сейчас.  Это делается не для получения внешнего результата, а чтобы сказать спасибо семьям, где есть дети, просто хотим это сделать явно, все вместе. Это решение стоит денег, а деньги мы получаем потому, что все вместе работаем. Эти 200 миллиардов рублей, о которых мы сейчас говорим, – это то, что мы получаем в виде налогов. Это мы все вместе говорим спасибо за то, что вы верите в нашу область. Мне эта инициатива очень понравилась. Не разговоры о том, что мы поддерживаем, а реальное дело.

Александр Дыбин, ЗНАК. Ком: Вы сообщили о том, что Вы хотите идти на второй срок. Говорят, что для этого надо получить одобрение и поддержку двух людей – Виктора Рашникова и Владимира Путина. Есть у Вас эта поддержка?

Борис Дубровский: А Вы не много берете на себя?

Александр Дыбин: Я думаю, что Виктор Рашников – один из значимых людей в регионе. Второй вопрос касается медицины. Очень много редакция получает жалоб, что категорически не хватает врачей. Попасть к узкому специалисту очень сложно. Понятно, что есть программа «Земский доктор», которая хоть как-то вытаскивает эту ситуацию. Как можно исправить ситуацию?

Борис Дубровский: Желание идти на второй срок у меня есть. Вы совершенно правы, что надо получить поддержку южноуральцев и элиты в том числе. Это вариант, который я рассматриваю в области. Что касается поддержки Президента РФ, это непременное условие. Я принял решение выдвигаться на второй срок, потому что считаю важным закончить ту работу, которую мы развернули. Это моя мотивация. Самое главное для меня – поддержка населения области. На первую часть вопроса ответил.
Дефицит врачей есть. Один из способов выхода – целевая подготовка молодых специалистов для территорий. Это те полномочия, которые есть у руководителей органов местного самоуправления. Они могут поддерживать молодых специалистов с помощью предоставления жилья. Не возбраняется делать небольшую поддержку стипендиями. Эти способы максимально используются, чтобы бороться за дефицитных специалистов. Молодых специалистов нужно заинтересовывать, создавать такие условия, чтобы молодой специалист захотел вернуться после обучения из Челябинска в свой родной город или село, потому что он здесь родился, здесь его близкие и ему важно добиться успеха, он видит, что есть будущее, что территория развивается.

Марат Гайнуллин, газета «Южноуральская панорама»: Вопрос про дольщиков. Может ли Челябинская область претендовать на звание региона, который кардинально решает проблему долгостроев. С одной стороны, есть «Академ Риверсайд», «Речелстрой», которые могут гарантировать заселение дольщикам. Но есть вместе с тем «Яркая жизнь», «Бриз» – менее крупные, но не менее проблемные компании. Каковы перспективы завершения этой многострадальной эпопеи? И второй вопрос. Про второй срок.

Борис Дубровский: Давайте снимем второй вопрос. Я не ставил перед собой задачу превращать пресс-конференцию в площадку для предвыборных дебатов. Мне очень понравилось выражение одного из моих коллег: даже если утром мне предложат написать заявление, я всю предыдущую ночь будут работать. Срок моих полномочий до сентября следующего года, я в нем работаю и размышляю о перспективе. Я для себя принял решение: если у меня право будет заявиться на второй срок, я им воспользуюсь. Это право формируется рядом условий.
Что касается вопроса о дольщиках. У нас достаточно много проблемных строек. Там, где была возможность закрыть кассовый разрыв, достроить объекты и остаться хотя бы «по нулям», сейчас все эти проекты реализуются. Для тех строек, где такой возможности нет, мы будем выделять земли, чтобы компенсировать затраты новым застройщикам, которые возьмут на себя обязательства перед дольщиками. Мы сформировали законодательную базу для этого. И будем шаг за шагом все вопросы решать. Это будет нам стоить денег в очередной раз. Надеюсь, что все люди, которые эти пирамиды выстраивали, получат по заслугам не в этой, так в следующей жизни, а мы – достроим.

Дарья Нестерова, газета «Губерния»: На строительство и реконструкцию дорог было выделено больше 13 миллиардов рублей. Основная часть работ была проведена в Челябинске. Жители области пишут в газету, что невозможно от одной деревни доехать до другой, то есть положительных результатов в отдаленных населенных пунктах они не видят. Как будет решаться эта проблема в будущем году и как будет учитываться мнение жителей?

Борис Дубровский: Решаться будет планово. Я уже говорил, что мы будем увеличивать дорожный фонд для выполнения тех задач, которые надо решить в Челябинске и Челябинской агломерации. Все работы в других территориях будут вестись в плановом порядке. У нас есть графики, есть проекты и ресурсы. На будущий год дорожный фонд составит 15 миллиардов рублей. Наша задача – к 2024 году 65% региональных дорог должны соответствовать требованиям. По муниципальным дорогам другая история. Там 50% дорог должны соответствовать техническим требованиям. Ресурсы серьезные. Успокойте своих читателей: подготовка к ШОСу не скажется на обслуживании дорог в территориях.

Надежда Кондрашова, 74.ru: Борис Александрович, этой осенью мы сделали несколько фоторепортажей о Челябинске. Город у нас действительно красивый. Но проблем еще остается много. Это засилие киосков, рекламы, ямы на дорогах, плохие тротуары. Случается ли Вам самому гулять по городу? Какие эмоции вызывает внешний вид Челябинска. Может быть, сможете назвать срок, когда  изменится лицо города.

Борис Дубровский: Центр изменится к 2020 году. Мы должны будем сформировать «дресс-код» города к 2020 году, чтобы от центра к периферийным районам шло развитие, как круги на воде. Архитектурные, дизайнерские решения надо будет развивать шаг за шагом во всем Челябинске. Раздражает ли меня внешний вид Челябинска? Да, я считаю, что хаотичное, совершенно несистемное расположение киосков, избыточная реклама, состояние газонов, озеленение, общественный транспорт. Это все вчерашний день. Нам очевидно надо это менять. То, что будет непросто, – очевидно. Когда начнем работать с киосками, будет непросто так же, как с закрытием свалки в Челябинске. Но мы должны эту дорогу пройти.

Екатерина Амельченко, «Деловой квартал»: За последние два года многие южноуральские компании сменили место регистрации. Переехали в Москву «Фортум», «Макфа», часть административных функций переносит «Красное и белое». Вместе с тем доход этих компаний сопоставим с металлургическими гигантами. Как решить эту проблему? Как слезть с «металлургической иглы»?

Борис Дубровский: У всех этих случаев тренд один, но причины разные. Чтобы вы понимали, перерегистрация управляющей компании в Москве не значит, что мы теряем налоги в областной бюджет. Они все остаются в регионе. Многим компаниям важно иметь штаб-квартиру в Москве. Значит, они решили, что стали федерального уровня компаниями, они увидели себя в этом. Мы не смогли убедить, что, если они останутся у нас, получат преференции. Какие преференции? Стоимость рабочей силы меньше, чем в Москве. Арендные платежи меньше, чем в Москве. Но, просчитав все это, они поняли, что для них важнее логистика, важнее находиться в центре принятия системных решений, поэтому они туда переместились. Мы должны конкурировать за них, чтобы компании оставались у нас в области. Все, что мы делаем сейчас, мы конкурируем, чтобы компании оставались у нас в территории. Развитие аэропорта и аэродрома позволит нам конкурентный изъян исправить, если отсюда будут разлеты по всем региональным направлениям. Многие задумаются, переезжать ли в Москву и получить дополнительные затраты, или остаться здесь.
Что касается сравнения доходов, которые бюджет получает от металлургической промышленности и от названных Вами компаний, я квалифицированно заявляю, что это разные порядки. Сейчас можете выйти и посмотреть, что «Макфа» и «Фортум» на месте. И, к сожалению, реклама «Красного и белого» тоже на месте. И мы намерены с этим бороться. С их агрессивной рекламной стратегией. И практика борьбы есть положительная. Кстати, в Магнитогорске.

Арина Мироненкова, «Российская газета»: 2 года назад был упрощен порядок по изъятию залежных земель. Аграриям выделили субсидии, в этом году их увеличили втрое. Но основной фронт работ в муниципалитетах, местные власти должны изымать эти паи. А там работа буксует. Есть ли у области какие-нибудь рычаги воздействия, стимулы, меры, чтобы активизировать эту работу? Важный ли это процесс для нашего региона?

Борис Дубровский: Бесспорно, важный вопрос. Если я не ошибаюсь, у нас 2,5 млн гектаров пахотных земель может быть, а сейчас вовлечено около 2 миллиона. Полмиллиона  гектаров земель, часть из которых уже, наверно, достаточно сложно вовлечь в оборот, есть. Но, тем не менее, у нас все еще есть возможность экстенсивным образом развиваться. Просто вовлекать в хозяйственный оборот земли. Этот процесс для нас реально важный. Ваш вопрос заставляет меня задуматься. Я посмотрю цифры. Сегодня мы встречаемся с нашими сельхозпроизводителями и зададим им вопрос, что надо сделать еще для того, чтобы мы более интенсивно этим вопросом занимались. То есть тут, на мой взгляд, две истории: и кнут, и пряник. Во-первых, надо изымать, заставлять обрабатывать эту землю, во-вторых, надо давать дотации на компенсацию затрат, которые возникают в период, когда эта земля входит в хозяйственный оборот. Эти затраты мы  компенсируем. Может, имеет смысл увеличить эти ресурсы. Но опять же мы сталкиваемся со следующими моментами: в любом случае у нас ограниченное количество этих ресурсов и приоритеты расставляют специалисты, эксперты, которые этими ресурсами располагают.
На поддержку сельского хозяйства мы ежегодно направляем 4 млрд рублей: 2 млрд рублей – из федерального бюджета, 2 млрд рублей – из регионального. Те программы, которые работают, в них есть и то, о чем вы сказали. Коллеги считают, что важнее поддержать техническое перевооружение, применение удобрений. Мы обязательно рассмотрим этот вопрос, примем какие-то решения,  будем ли сохранять на этом уровне поддержку или будем ее увеличивать, если есть такая необходимость. Поставим для руководителей муниципалитетов этот вопрос и проанализируем, как они этим занимаются, у кого есть успешные практики, у кого нет, почему они успешные и т.д. Мы вместе с вами сформировали задачу. Сначала проведем аналитику, а потом будем принимать решения, что нам с этими выводами делать.  Но, повторюсь, для нас важно вовлекать в хозяйственный оборот залежные земли. Они у нас есть и это наше преимущество. Мы постоянно о нем говорим, когда общаемся с нашими зарубежными коллегами. Приходите к нам, у нас есть земли, мы готовы оказать вам поддержку.

Елена Васильева, «Горняцкая правда»: В Коркинском районе на 60 тыс. населения 4 администрации. Это достаточно много, считают жители. Хотела узнать Ваше мнение? Жители за то, чтобы был округ с одной эффективной, действенной администрацией. И второй вопрос: публикация нормативно-правовых актов. Обычно это всегда было в районных СМИ. Сейчас закон позволяет это делать в сетевых изданиях. Некоторые администрации откликнулись: пытаясь экономить, меняют площадки. Не будет ли так, что жители лишатся возможности знакомиться с теми документами, которые затрагивают их права и свободы, а районные издания окажутся на грани выживания?

Борис Дубровский: Что касается первой части вопроса, я только «за». Там есть процедуры, сейчас не будем в них погружаться. Как и в каждом случае, я за все хорошее, кроме плохого. Но когда мы начинаем заниматься этим на практике, сталкиваемся с эмоциями, с разными условиями, оказывается, что не всегда это так. Потому что не только жители должны быть за, но и депутатский корпус, а дальше возникают разные моменты. А то, что это должен быть тренд и управленческие расходы надо уменьшить, чтобы система была более эффективная, это без сомнения. Есть хорошие примеры у нас в регионе. Алгоритм понятен, надо по нему двигаться. Я всегда это поддерживаю.
Что касается второй части вопроса: вы говорите об экономике. Все-таки речь, наверно, идет о том, чтобы эта информация должна быть доведена до жителей. Если это так, то значит это хорошо. Это элемент жесткой конкурентной борьбы.  Если хотите, чтобы она размещалась у вас, делайте все возможное. Дайте хорошее предложение тем, кто это решение принимает. Мы будем поддерживать все региональные и местные СМИ, мне кажется, вы это чувствуете. У нас есть все виды поддержки. На 2019 год она увеличилась. Работайте, но не упускайте все возможности, которые есть на этом рынке, вы их развивайте. Вы должны свою нишу рынка держать, находить решения.

Алиса Иванникова, газета «Искра», Еткульский район: Летом этого года Законодательное собрание Челябинской области приняло закон о денежной компенсации, взамен земельных участков, для многодетных и малообеспеченных семей. Но жители сельской местности считают, что этот закон более ориентирован на горожан. Потому что в селе люди в основном живут на земле. К примеру, у семьи есть небольшой дом. И они бы тоже хотели улучшить свои жилищные условия, но наличие земельного участка, на котором стоит дом, не дает им право воспользоваться этой формой поддержки. Скажите, предвидится ли какая-то форма поддержки именно для таких сельских семей?

Борис Дубровский: Во-первых, мы просто дали варианты различные: можно дождаться земельного участка, можно получить денежную компенсацию. Сейчас будем смотреть, на что люди будут сориентированы. Что касается поддержки многодетных семей в сельской местности, у нас есть другие практики. Поддержка молодых семей, в том числе и в рамках комплексного развития сельских местностей, там тоже существуют программы.

Алиса Иванникова: У сельских жителей дом – единственное жилье. Но получить такую компенсацию он не могут. Многие бы хотели использовать эти деньги как первоначальный взнос по ипотеке.  

Борис Дубровский: Вы предлагаете подумать о расширении этой программы, в том числе и на сельских жителей? Может быть это справедливо.

Светана Зайцева, газета «Саткинский рабочий»: Сатка тоже со спортивными традициями. Хотела завершить спортом нашу пресс-конференцию. Мы давно хотим построить ледовый каток. Уже были попытки неудачные. Сейчас есть бюджетный вариант, проект и сами готовы вкладываться. Но без поддержки области мы не обойдемся. Поможет ли область нам реализовать эту давнюю мечту?

Борис Дубровский: Конечно, поможет, срок не называю. Сатка – хорошая территория, хочется помогать. Там реально все меняется и есть желание эту динамику усиливать, потому что это центр развития. Поэтому поможем обязательно, знаю об этом проекте. Но повторюсь, сроков называть не буду.

Дарья Годунова «Телефакт»: Давайте про детство. Вы помните свое детское желание, которое вы загадали на Новый год и оно сбылось? И что загадаете под бой курантов в этом году?

Борис Дубровский: Я помню это желание, которое было у меня в детстве. Я мечтал дожить до 2000 года. Мне было лет 8-9, это был шестьдесят какой-то год, и я очень хотел дожить до 2000 года. Мне казалось, что в это время будет какая-то другая, новая жизнь и собственно я не ошибся: она действительно другая, технологически, технически, политически. Но все равно она точности такая же с точки зрения эмоций, человеческих страстей. Мое детское желание реализовалось, уже 19-ый год впереди.  А я помню, как мечтал о 2000-м, мне казалось, что будет так много удивительного. И действительно много удивительного реализовалось, но еще больше мы сможем реализовать.
Хотелось бы еще… я очень был огорчен, что не нашел правильного ответа, который мне как-то задали. Но я должен об этом сказать, чтобы извиниться перед своими родителями. Не так давно меня спросили на каком-то форуме, как Вас мотивировали ваши родители, что позволило Вам стать тем, кем Вы стали. Я как-то растерялся, а потом  подумал, за что я благодарен своим родителям? Почему я не смог этого сказать? Самое главное, за что я им благодарен, – они меня любили. И это чувство детства, что меня любили не за то, что я красивый, умный, успешный, имею я бизнес или не имею, они меня любили таким, какой я есть и это было счастье. Я был счастлив, потому что они меня любили. Я им благодарен за это, их нет в живых уже, Царствие им небесное. Я часто вспоминаю об этом и понимаю, что при всех экономических сложностях не совсем простое у меня было детство, но я был счастлив по одной простой причине: меня любили мои родители вот таким, какой я есть. Каждый из нас может согласиться со мной. И наша задача только одна у нас. По крайней мере, если мы этого достигнем, считаю, что мы много сделаем.
Вы задали вопрос о детях (обращаясь к журналисту, задавшему вопрос о подарках рожденным в юбилейный год), мы должны их любить. И мы должны создать им условия, когда они все реализуются. Но одно из ключевых условий – мы должны их любить. Мы должны быть им близкими людьми. И конечно, мое сегодняшнее ощущение от будущего года другое, не как в детстве, я, к сожалению, не могу рассчитывать дожить до 2100 года. Но мы с вами сейчас закладываем, что будет в следующем периоде. Мы уже не дети. И если я мечтал о 2000-м годе, просто до него дожить, вокруг меня работали люди, которые закладывали эту историю, в которой мы сейчас с вами находимся. Были у них ошибки, как и у нас сейчас, но они строили вот это будущее, в котором мы с вами находимся. Они строили эту страну.  Сейчас мы занимаемся тем же самым.  Дети, которые сейчас рождаются, о которых мы говорим в Стратегии-2035, мы сейчас занимаемся этой стратегией, шаг за шагом ее реализуем. Я говорю это искренне. Хотя, наверно, это менее интересно, чем скандальные вопросы или которые кажутся скандальными, которые мне задают. Я считаю, что это фон, в котором мне приходится работать. Я к нему отношусь терпеливо и уважительно. Если вам показалось, что это не так, я приношу извинения за те эмоции, которые у меня могли возникнуть при этом. Реально я благодарен вам за все вопросы.
Рано еще говорить о Новом годе, но мы, наверно, встретимся в следующий раз уже после Нового года, если будем живы. Надеемся, что мы будем оглядываться в этот год и будем гордиться тем, что нам удалось сделать еще один шажок в развитии нашей территории. В борьбе за наших жителей, в борьбе за улучшение качества жизни наших людей. Для этого надо время от времени подводить итоги. На мой взгляд, мы с вами сегодня позанимались этим достаточно эффективно. Спасибо вам за работу.